Какой должен быть пса после лучевой терапии — АНТИ-РАК

Notice: Trying to access array offset on value of type bool in /home/m/menemtpu/pocki.top/public_html/wp-content/themes/root/inc/admin-ad.php on line 49 Notice: Trying to access array offset on value of type bool in /home/m/menemtpu/pocki.top/public_html/wp-content/themes/root/inc/admin-ad.php on line 283 Notice: Trying to access array offset on value of type bool in /home/m/menemtpu/pocki.top/public_html/wp-content/themes/root/inc/admin-ad.php on line 328

Наблюдение после радикального лечения рака предстательной железы

Для онкологического больного существенное значение имеет динамический контроль. В понятие динамического наблюдения входит не только контроль онкологических показателей (уровень простатоспецифичного антигена — ПСА, трансректальное ультразвуковое исследование — ТРУЗИ, пальцевое исследование, инструментальное обследование), но и коррекция изменений качества жизни, возникших вследствие проведения лечебных мероприятий (например, протезирование полового члена при эректильной дисфункции или установка искусственного сфинктера уретры при недержании мочи после радикальной простатэктомии — РПЭ). Основное показание для динамического наблюдения — онкологический контроль.

О необходимости динамического наблюдения свидетельствует высокий риск развития рецидива после радикального лечения.

По некоторым данным, риск увеличения уровня простатоспецифичного антигена (биохимический рецидив) через 5, 10 и 15 лет после простатэктомии составляет соответственно 16, 26 и 34%.

Риск рецидива при назначении лучевой терапии соответствует таковому после простатэктомии, причём рецидив может возникнуть даже по прошествии 15 лет.

Показания к наблюдению зависят от метода первоначального лечения, возраста больного, сопутствующих заболеваний и желания больного. При обнаружении рецидива назначают радикальное лечение или гормонотерапию.

Объём обследований для обнаружения рецидива зависит от клинической ситуации. Стандартные методы — определение уровня ПСА и пальцевого ректального исследования (ПРИ). Реже назначают ТРУЗИ, магнитно-резонансную томографию (МРТ), остеосцинтиграфию.

Оценивают степень выраженности осложнений, связанных с лечением (иногда это требует специальных исследований), обращают внимание на возможные симптомы рецидива, а также на психологическое состояние больного. Определение содержания ПСА играет ключевую роль в наблюдении.

Динамика уровня ПСА после простатэктомии и лучевой терапии различна, но в обоих случаях явному рецидиву практически всегда предшествует рост уровня ПСА (иногда за несколько лет до возникновения симптомов). Гормонотерапия, проведённая до, одновременно или после радикального лечения, делает оценку по уровню простатоспецифичного антигена менее надёжной.

Показано, что 3-месячный курс лечения аналогами гонадолиберина перед простатэктомией увеличивает время до повышения уровня ПСА примерно на один год, мало влияя на безрецидивный период. Трёхлетний курс гормонотерапии, рекомендуемый при крупных опухолях вместе с лучевой терапией, может ещё сильнее влиять на диагностическую ценность определения уровня ПСА.

Основное значение в послеоперационном наблюдении придают контролю уровня ПСА. Однако следует учитывать, что при низко-дифференцированных опухолях (с низкой продукцией простатоспецифичного антигена) этот показатель неинформативен. Большее значение придают пальпации зоны операции и диагностике отдалённого метастазирования.

Иногда это обусловлено неполным удалением нормальной ткани предстательной железы при радикальной простатэктомии. Если удвоение содержания ПСА наступило в течение первых 6 мес после операции, то причина — в развитии отдалённых метастазов, если по прошествии 6 мес — в возникновении местного рецидива.

Таким образом, в группах низкого и умеренного риска (pT1-2N0, индекс Глисона менее 8) достаточно беседы с больным и определения уровня ПСА. Подъём уровня ПСА менее чем на 0,2 нг/мл не следует расценивать как рецидив: показано, что при его сохранении в пределах 0,1—0,2 нг/мл лишь иногда наблюдают дальнейшее прогрессирование процесса.

При росте содержания простатоспецифичного антигена (биохимический рецидив) врач и пациент должны сделать выбор между наблюдением и лечением. Быстрый рост уровня ПСА — показание к назначению адъювантной гормональной лучевой терапии. Целесообразность лечения при первых признаках подъёма ПСА пока не доказана, поэтому использование высокочувствительных методов для его определения не оправдано.

Уровень ПСА после облучения падает медленнее, чем после простатэктомии. Неясно, снижение до какого уровня простатоспецифичного антигена считать достаточным. Очевидно, паление содержания ПСА ниже 1 нг/мл позволяет рассчитывать на безрецидивный период по крайней мере в течение 3—5 лет.

Однако другое исследование показало необходимость достижения уровня ПСА менее 0,5 нг/мл: при этом риск рецидива через 40 мес составил 4% по сравнению с 26% при содержании ПСА 0,6—1,0 нг/мл. Период достижения минимального уровня ПСА бывает очень долгим (до 3 лет и более).

По времени удвоения уровня простатоспецифичного антигена после лучевой терапии можно предсказать характер рецидива. По данным литературы, при местном рецидиве время удвоения уровня ПСА составляет 13 мес, при системном — 3 мес.

По общему мнению, увеличение содержания ПСА — ранний признак рецидива, Согласно критериям ASTRO, рецидивом после облучения считают три последовательных повышения уровня ПСА (независимо от минимального значения).

Такие критерии подчас затрудняют оценку результатов: редкое определение концентрации ПСА задерживает обнаружение рецидива на несколько лет.

Кроме того, критерии ASTRO не подходят для оценки сочетанного применения лучевой и гормональной терапии.

После HIFU (в течение ближайших 1,5 мес после операции) происходит постоянное снижение уровня ПСА. Минимальное содержание ПСА отмечают через 4 мес. В течение наблюдения возможно повышение уровня ПСА, но три последовательных подъёма свидетельствуют о возможном рецидиве и служат показанием к контрольной биопсии предстательной железы

. ПРИ используют для обнаружения местного рецидива. При выявлении нового узла во время ПРИ следует заподозрить рецидив. Как указано выше, при недифференцированных опухолях местный рецидив возможен и без повышения уровня ПСА. Таким образом, определение содержания простатоспецифичного антигена и пальцевое исследование — наиболее удачное сочетание методов ранней диагностики рецидива, хотя при диагностике высокодифференцированных опухолей большее значение придают определению уровня ПСА. Даже при повышении уровня ПСА УЗИ и биопсию назначают редко.

Изолированно УЗИ не применяют, так как окончательно рецидив подтверждают только с помощью биопсии. Эти исследования направлены на обнаружение метастазов, при отсутствии жалоб на боли в костях их не назначают.

Сцинтиграфию назначают при повышении уровня ПСА, когда её результаты способны влиять на лечебную тактику. Кроме того, сцинтиграфию обязательно проводят при болях в костях (даже при отсутствии подъёма уровня ПСА). КТ и МРТ назначают лишь при повышении уровня простатоспецифичного антигена для определения лечебной тактики.

Большинство рецидивов возникает в ранние сроки, даже если их признаки обнаруживают спустя годы. Таким образом, более частое обследование показано в первые годы после лечения, когда риск рецидива выше: через 3, 6 и 12 мес после операции; в течение 3 лет после лечения — каждые 6 мес; по истечении 3 лет — ежегодно.

Задача первого обследования — обнаружить осложнения после проведённого лечения и помочь адаптации больного.

В дальнейшем указанную схему можно изменить: при низкой степени дифференцировки, выходе за капсулу и при обнаружении опухолевых клеток в крае резекции необходимо более частое обследование.

У пожилых людей с выраженными сопутствующими заболеваниями дальнейшее наблюдение не всегда оправдано.

При отсутствии симптомов обследование включает: сбор анамнеза, определение уровня ПСА и ПРИ. Его проводят через 3, 6 и 12 мес после операции, в течение 3 лет после лечения — каждые 6 мес и по истечении 3 лет — ежегодно. После простатэктомии уровень ПСА более 0,2 нг/мл указывает на остаточную опухоль или рецидив.

Диагностика местного рецидива основана на определении уровня ПСА, данных ПРИ и контрольной биопсии (проводят через 6 мес после операции). Трансректальное УЗИ и биопсия целесообразны лишь в том случае, если их результат может изменить план лечения.

В большинстве случаев лечение начинают без этих исследований. Для обнаружения метастазов выполняют сцинтиграфию костей, КТ или МРТ, но при отсутствии симптомов и уровне простатоспецифичного антигена менее 30 нг/мл эти исследования можно не проводить.

При болях в костях необходимо проведение сцинтиграфии (независимо от уровня ПСА).

Основные показания к гормонотерапии — местнораспространенные и метастазирующие опухоли. Наблюдение проводят для оценки эффективности лечения, правильности выполнения предписаний, обнаружения побочных эффектов и назначения симптоматического лечения при прогрессировании процесса.

Схема наблюдения при гормонотерапии не регламентирована. Уровень ПСА — удобный маркёр для оценки течения метастазирующих опухолей, более надёжный, чем активность кислой фосфатазы. Множество работ посвящено прогностической ценности исходного уровня и темпу снижения содержания ПСА. Исходный уровень отражает распространённость процесса, но при низкой дифференцировке опухоль иногда не продуцирует ПСА.

Оценивать продолжительность ремиссии на основании этого показателя не следует. Наблюдение за динамикой изменений уровня простатоспецифичного антигена (абсолютные значения через 3 и 6 мес, темп снижения и минимальный уровень) позволяет оценить эффективность гормонотерапии.

После достижения ремиссии показано регулярное наблюдение в целях обнаружения симптомов прогрессирования: при отдалённых метастазах они возникают в среднем через 12—18 мес. Систематическое определение концентрации ПСА позволяет выявить ранние признаки прогрессирования процесса: рост уровня ПСА обычно происходит за несколько месяцев до возникновения симптомов.

Однако содержание простатоспецифичного антигена не в полной мере отражает состояние опухоли. У 15—34% больных наблюдают очевидное прогрессирование при нормальном уровне ПСА. Это можно объяснить тем, что падение уровня ПСА на фоне лечения не всегда пропорционально уменьшению опухолевой массы.

Кроме того, гормонотерапия повышает долю низкодифференцированных клеток, которые продуцируют меньшее количество ПСА. Определение уровня креатинина позволяет обнаружить обструкцию мочевых путей, при которой необходимо выполнение нефростомии или установки стента.

Снижение концентрации гемоглобина и усиление активности печёночных ферментов может указывать на прогрессирование процесса или возникновение побочных эффектов, что потребует перерыва в лечении (поражение печени вызывают нестероидные антиандрогенные препараты).

Следует учитывать, что гормонотерапия ведёт к снижению уровня гемоглобина в среднем на 20%.

 Изучение активности щелочной фосфатазы (ЩФ) и её костного изофермента можно использовать для обнаружения метастазов в кости, так как гормонотерапия не влияет на эти показатели.

Нужно учитывать, что повышение активности ЩФ может быть связано с остеопорозом на фоне дефицита андрогенов. В таких случаях необходимо определение активности костной ЩФ.

Сцинтиграфия костей не показана, если уровень ПСА не изменён и отсутствуют симптомы поражения костей, так как увеличение содержания простатоспецифичного антигена — более надёжный признак прогрессирования. Кроме того, интерпретация результатов сцинтиграфии бывает затруднена, а возникновение новых очагов или увеличение старых при отсутствии симптомов не может быть основанием для изменения лечения.

Если клинические или лабораторные данные указывают на прогрессирование заболевания, рекомендовано проведение рентгенографии грудной клетки, УЗИ печени, почек и ТРУЗИ. При отсутствии симптомов эти исследования не проводят. При устойчивости к гормонотерапии схему обследования подбирают индивидуально.

Обследование проводят через 3 и 6 мес после начала гормонотерапии:

  • при отсутствии или наличии отдалённых метастазов;
  • устойчивости к гормонотерапии.

При хорошем эффекте от лечения (уменьшение симптомов, удовлетворительное эмоциональное состояние, хорошая переносимость лечения и падение уровня ПСА менее 4 нг) обследование проводят каждые 3—6 мес. В случае монотерапии антиандрогенными препаратами оправдано более частое обследование, так как при прогрессировании процесса их отмена способна улучшить состояние больного.

При прогрессировании заболевания и отсутствии эффекта от проводимой терапии необходимо составление индивидуальной схемы обследования. Контрольное обследование проводят через 3 и 6 мес после начала гормонотерапии.

Оно включает измерение уровня ПСА, ПРИ и тщательный анализ симптомов для определения эффективности и побочного действия лечения. Обследование можно дополнить определением уровня гемоглобина, креатинина и активности ЩФ. Схему обследования уточняют индивидуально (с учётом симптомов, прогноза и вида лечения).

При отсутствии метастазов и хорошем эффекте от лечения обследование проводят каждые 6 мес. Прогрессирование заболевания и отсутствие эффекта требуют индивидуальной схемы обследования. Рентгенологическое исследование при отсутствии симптомов прогрессирования процесса не показано. Ю.Г. Аляев

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Notice: Trying to access array offset on value of type bool in /home/m/menemtpu/pocki.top/public_html/wp-content/themes/root/inc/admin-ad.php on line 379 Notice: Trying to access array offset on value of type bool in /home/m/menemtpu/pocki.top/public_html/wp-content/themes/root/inc/admin-ad.php on line 408
Справочник по болезням человека и животных
Adblock
detector